ГЫДАНСКИЙ ПОЛУОСТРОВ — О «СЧАСТЛИВОМ ДЕТСТВЕ» ПАМЯТЬ

Детство там нельзя назвать злым: оно не было детством. Память о детстве осталась и добрая: человек не может ненавидеть свою жизнь. К тому же, Гыданский полуостров — земля, созданная Богом, чтобы запечатлеть Вселенскую красоту пространственно-временных безмерностей. То, что сделали с этой землей пришельцы из «цивилизованного мира», страшно, как морок, убивающий жизнь. То, что они еще могут с это..

Гыданский полуостров (посередине). Вид со спутника
Гыданский полуостров расположен на севере Западной Сибири, между Тазовской и Обской губами на западе и Енисейским заливом на востоке. Длина полуострова составляет 400 км. Рельеф полуострова представлен заболоченной равниной (высотой до 200 м), в некоторых местах изрезанной оврагами.

Здесь господствует вечная мерзлота, а большая часть территории покрыта болотами и озёрами. На Гыдане господствует суровый арктический климат. Средняя температура января составляет -26 — -30°С; июля от 4 до 11°С. Среднее количество осадков 200-300 мм в год. Растительность бедная, преобладают мохово-лишайниковые и кустарниковые тундры, а на юге – лесотундра.

ГАЗПРОМ ОБЕЩАЕТ ОСЧАСТЛИВИТЬ ГЫДАНЦЕВ!!!

Прогнозные запасы газа на 2009 год, которые могут быть извлечены из недр Гыданского полуострова, составляют свыше 15 миллиардов кубометров. При этом разведанные запасы нефти на полуострове достигают 212 миллионов тонн, а извлекаемые — 51,5. По газовому конденсату аналитики прогнозируют значительное увеличение объемов добычи.

Генеральный управляющий компании Eni Паоло Скарони сказал… «Мы постараемся мобилизовать силы, чтобы закрепиться в этом регионе. Впереди — совместные проекты по подготовке высококвалифицированных кадров для нефтегазовой промышленности, ряд других заманчивых в социальном плане инициатив. Скажется ли на этих проектах влияние мировых кризисных факторов, покажет время».

Гыданский полуостров. Гыдояма — административный территориальный центр и место ссылки на спецпоселение «неподходящих по тем или иным признакам» с Большой земли…

Впервые в 1926 году сюда приехали зверобои Новопортовского рыбозавода. Поставили они маленькие дома на Черном мысу и промышляли белуху, но вскоре поселок сгорел, и рыбаки вернулись домой.

Гыдоямский сельский Совет образован в 1932 году с центром в селе Гыда. К началу войны в поселке уже было 20 домов, работала школа, больница, магазин. Суровые испытания во время войны выдержали гыданцы. Ловили рыбу, заготавливали мясо, шили теплые вещи и все отправляли на фронт.

Занимаются гыданцы традиционными отраслями хозяйства — оленеводством и рыболовством. Успешно работает Гыданский рыбозавод, который создан 11 сентября 1939 года. Большим подспорьем для рыбозавода является обработка пант и продажа их в медицинскую промышленность. Вырученные деньги идут на развитие предприятия.

В 1930-1940-е гг. Гыда была местом ссылки под юрисдикцией ГУЛАГа. В настоящее время удалось, по материалам центральных архивов, установить имена 259 бывших здесь спецпереселенцев: немцев, украинцев, румын, молдаван, евреев и русских. Из них 197 работали на рыбозаводе, 47 — на фактории Юрибей, ещё две женщины были домработницами у сотрудников НКВД и райисполкома. Многие были сосланы семьями.

Большинство из спецпереселенцев похоронены в поселке или его округе. В 2001 г. осуществлялось их перезахоронение. Лишь некоторым репрессированным удалось уехать на большую землю после 1969 г.

Трансполярная магистраль: 501 — 503 стройка ГУЛАГА.
Они хотели отправить в Заполярье на спецпоселения всех инакомыслящих страны? Забрав человеческих жизней без счету, магистраль оказалась руиной, воздвигнутой в память безымянных строителей

В марте 1942 года был прорыв Ленинградской блокады
и состоялась последняя массированная «чистка» города.
Подпадавших под 58 статью («национальный признак»),
репрессировали, отправив сюда — на Карское море.
Едва живые призраки-блокадники должны были здесь
ловить рыбу и строить поселки городского типа для ненцев.
Похоже их мало доехало — был шторм на Карском море.
Еще меньше выжило. О нескольких, оставшихся в живых,
что говорить — так песок или снег или пыль под ногами…

Северный Морской путь, по которому пробираются ледоколы, так как в Ледовитом океане и его окраинных морях путь без льда не бывает. В ту далекую пору Северным Морским путем ходил ледокол «Анастас Микоян», во всем современным кораблям уступающий
Шторм на Карском море. Штормовое предупреждение появляется,
когда высота волн достигает 4 — 6 метров

Спецссыльных из Петербурга везли в теплушках до Мурманска. Там, объединив с прибывшими из других городов, разместили на баржах, и ледокол «Анастас Микоян» повел баржи Великим Морским путем к месту назначения.

Грянул шторм на Карском море. Мне было 2 года — запомнила все. И на всю жизнь. После увиденного мне не нужно разъяснять, что такое Пучина, Бездна, Хаос. Это — когда небо, как звезда в колодце, стены которого — разъяренные волны.

Баржи налетали друг на друга и, как орехи, лопались. Другие продолжали ждать, чем все это закончится. Помню трюм расколовшейся баржи и человека в ней, что-то евшего из котелка. Я подумала: правильно делает — сытым умрет.

Мужчины с нашей баржи спустили шлюпку в воду. Начали в нее прыгать — кому везло, попадали. Мама швырнула меня в воду изо всей силы. Мужчина по имени Петр Петрович выхватил из волн.

Мама говорила, что все делала автоматически, потому что слышала голос: «Не погибните — с вами ребенок». Шлюпку вынесло на берег с подветренной стороны от разбившейся баржи. Подбирая тару со съестными припасами, «Микоян» подобрал и нас. Все — прибыли…

Формула — «с вами ребенок» — действовала много раз.

Гыданский заповедник. Южная часть полуострова,
длина которого в целом равна 400 км
Гыданский полуостров. Южное побережье Карского моря:
ледяные торосы, как горы, рассказывают, сколь гневливым бывает море
Гыданский полуостров. Ледяные острова Карского моря
Гыданский полуостров. Цари на побережьи Карского моря. Лежат созерцатели тайн моря и земли, что-то недоступное другим знают…
Гыданский заповедник. Белуха (белый кит), из-за охоты на которую возникло рыбопромысловое и оленеводческое поселение Гыда

Белух я, конечно, близко не видела, нерпы — другое дело. Однажды, на карельских шхерах это было, я (уже взрослая) встретилась с нерпой взглядом. Потрясение — мы посмотрели друг другу в глаза, как в душу! И сегодня я уверена, что она меня узнала…

Белые медведи. На острове Таймыр (рядом) на них разрешена охота
Гыданский заповедник. Песец — тоже цель, притягивающая к себе,
так называемых «промысловиков»
Гыданский заповедник. Белая куропатка.
У нее не то длинные перьевые брючки, не то сапожки на лапках из пера

Тушки белых куропаток продавали, по-моему, до перестройки в Елисеевском магазине на Невском. Я подолгу стояла перед прилавком, но никогда их не покупала: с «промысловиками», что с конвоирами, не хотела общаться…

Ненцы — мудрецы, способные жить гармонично в Арктических условиях.
Чум из оленьих шкур — теплое, мобильное жилище.
Нарты — узкие, длинные сани, предназначенные для езды на собачьих упряжках или оленях. Легкие — тонкий покров земли сберегающие.
Одежда их не менее замечательна, чем медвежья.
Есть легкие «малицы» из оленьей шкуры ворсом внутрь и с чехлом суконным. Есть «гуси» из оленьих шкур ворсом наружу, одеваемые поверх малицы при дальних поездках или похолодании.
Если бы вы знали, как празднично летят нарты по снежной пустыне под растяжное улюлюканье возничего. Будто пропускаешь безграничное пространство через себя, очищаясь до белизны сверкающего снега. Арктическая тундра — это Храм под куполом Неба…

Видите, красна девица стоит, опустив взгляд долу.
Не хихикает, не стреляет глазками — себе цену знает
и народу своему — хранителю Мировой гармонии.

Гыданский полуостров. «Чумная жизнь»

Кто-то в Интернете рассказывает…

«Живут они в чумах из оленьих шкур. Вместо очага — печка с трубой. В паспортах у них место жительства так и обозначено — «тундра». А в трудовых книжках у женщин фиксируется такая оригинальная профессия, как чум-работница. Женщина занимается складыванием и сооружением чума, а не только поддержанием в нем уюта. Кстати, собаки ненцев слушаются и считают своими хозяевами именно женщин.

Ненцы наверняка расскажут вам о местных обрядах и легендах. Например, о золотой бабе, которая является только людям с чистой душой. Или об обряде похорон: своих мертвых тундровые не закапывают, а на санях и в оленьих шкурах отвозят в святые места в тундре и оставляют там.

Детей ненцы охотно отдают в интернаты. А после окончания школы и института (а ямальские власти дотируют обучение своих школьников во многих вузах страны) лишь около 17% молодых людей возвращается в тундру. Вряд ли стоить говорить о том, что скоро тундровые ненцы исчезнут совсем, переселившись в города.

Наверняка ради сохранения традиций коренных народов власти Ямала что-нибудь придумают. Но на всякий случай не мешает поторопиться».

Уже придумали: ЯМАЛ БУДЕТ РАСКРУЧИВАТЬ БРЕНД…

«В 2011 году Ямал обзаведется единым туристическим паспортом, где получат прописку все территории со своим уникальным турпродуктом. Приоритетной задачей станет «раскрутка» муниципальных туристских брендов природного, исторического и этнокультурного наследия, а также создание нового бренда Ямала.

Таким образом Ямало-Ненецкий автономный округ продолжит развитие туристической области края. Как сообщает пресс-служба губернатора ЯНАО, департамент туризма в этом году направит максимум усилий на сохранение же достигнутых результатов и на дальнейшую активизацию деятельности в сфере туризма органов местного самоуправления муниципалитетов ЯНАО.

«У каждого муниципального образования ЯНАО есть своя «изюминка», которая может и должна стать центром притяжения потенциальных туристов. Если Ямальский район по праву называют «оленьим краем», то и бренд должен соответствовать этому имиджу», — комментирует нынешнее положение дел первый заместитель директора департамента по туризму ЯНАО Степан Демиденко».

Не меньшим спросом пользуется такой «турпродукт»,
как ПОСЕЩЕНИЕ ЛАГЕРЕЙ ГУЛАГА. Настоящая «изюминка»!

Южная часть Гыданского полуострова.
Оленеводческая стоянка в укрытии под горой.

Вы просите рассказать о людях — подчиняюсь, потому что память требует того же. Сначала о маме…

Ей было 27 лет, когда все это случилось. Закончила Санкт-Петербургский институт Гражданской авиации. Хотела в небе летать. После гибели женского экипажа и запрещения принимать женщин на летное отделение перешла на другой факультет — научилась строить ангары. Это нас и спасло.

ГУЛАГ намеревался возводить для ненцев поселки городского типа. Нужны были инженеры. Далеко не стали ходить: из репрессированных на эту должность назначали. От блокадников «толку» было мало. Под началом мамы, в основном, оказались «зеки» — так не только уголовников, но и политических заключенных называли. Маму называли «Белой шапкой» — была у нее такая: с длинными ушами.

У нас появились «привилегии». Например, нам разрешили жить не в землянке, а в комнатушке при Комендатуре. Мама была на работе, я занималась домом: какую-то еду готовила с малолетства. В основном это были снегири и куропатки, что попадали в силки, а зеки с нами добычей делились. Я и сейчас люблю готовить. В каждом госте вижу «пришельца из тундры» и от голода спасаю.

Так мирно наша жизнь текла, если забыть о том, что мама постоянно под угрозой расстрела ходила, а я непрерывно болела.

«Место силы» в Заполярье, где ненцы хоронили своих умерших,
завернув в оленью шкуру и присыпав сверху камнями

Старик Абай был высок ростом (или мне так казалось). Ходил с огромной клюкой. Разговаривал сам с собой громким голосом. Ненецкие дети его дразнили. Я увидела эту сцену и решительно направилась к Абаю, к ужасу мамы. Подошла — сделала книксен (меня этому научила румынская принцесса Евгения из спецзаключенных). Потом сказала: «Здравствуйте, Ирико» (дедушка). Абай ответил: «Здравствуй, Еване» (по-ненецки — девочка-сирота, безотцовщина). Мы стали с ним друзьями до того самого момента, когда он куда-то исчез.

Летом Абай приносил мне морошку — самую крупную, самую сладкую в тундре. Зимой он тоже что-то приносил. Главное: он всегда ставил на стол какие-то настойки и травы. Мама боялась, но я все принимала, поэтому и осталась в живых.

Я очень отчетливо помню старика Абая. Правда, не знаю, хорошо это для него или плохо, ведь ненцы не верят в жизнь после смерти. Они приходят из тундры и в тундру уходят, как в Вечность…

«Место силы» в Заполярье
Теперь еще об одном человеке совсем из другого мира…

Мама знала, среди спецпереселенцев находится Александр Викторович Шретер — сын известного петербургского архитектора Виктора Александровича Шретера. Получив должность, мама решила его спасти, и сказала начальству, что ей нужен помощник. Так Александр Викторович стал числиться чертежником, умея держать только смычок скрипки в руке. Да, он — старший сын Шретера, в отличие от остальных сыновей, ставших архитекторами (в Германии), был музыкантом и служил главным капельмейстером в Мариинском театре.

Роль Александра Викторовича в моей жизни была огромной: он учил меня слышать музыку в природе. И не только этому он меня учил…

Гыданский заповедник. Волчья семья.
Все дети хороши. Почему, став взрослыми особями, они в борьбу с другими вступают? Если бы все так и оставались детьми (в душе и по духу) недолго было бы ждать возвращения земного Рая…
Волчья стая
«Акела» в цветущем возрасте

Ах, Акела, мы с тобой — близкие знакомые.

Однажды мама должна была ехать в Гыдояму — могла задержаться, поэтому взяла меня с собой. Мы помчались на нартах через тундру в просветную часть дня. Все сделали быстро. Решили вернуться обратно, несмотря на то, что начало темнеть. И тут в темноте засветились волчьи глаза. Они шли по нашему следу.

Не должны были разнервничаться олени: наш возничий (ненец), будто ничего не происходит, тянул свое заунывное Ля-я-о-а… Маме он дал спички. Когда волки приближались, она их зажигала по несколько штук сразу и бросала, высвечивая клыкастые пасти и хищные взгляды. Через какое-то время волки отстали…

Может быть, это ты — Акела — приказал преследование остановить?..

Волчья молитва, обращенная к Луне

О, Луна, даже Тьма,
даже Тьма тебя не пугае-е-ет…
О, Луна, ты — не одна:
мы твоя — твоя волчья ста-а-ая…
Благодаря тебе, в темноте
снег искрится — сверка-а ает…
Силы жить дает, даже нам,
даже нам о зле забыва-а-я…

О, Луна, плыви одна
по черному Небу без сна,
мы твой путь в Ночи восславля-я-яем…

Участница исследовательской группы вспоминает… «Следующая базовая точка исследований находилась в дельте реки Монгочеяхи на берегу Карского моря. На карте это место обозначено как «Сосновое» и представляет собой несколько полуразрушенных строений, в которых 50 лет назад жили советские ссыльные.

Один из домов оказался в неплохом состоянии — в нем базируются в сезон рыбаки и охотники и время от времени производят ремонтные работы. Мы, следуя примеру местных жителей, забазировались в доме. В ходе осмотра окрестностей в непосредственной близости от дома нами с восторгом был обнаружен прекрасный пляж. Песчаное побережье угадывалось в проталинах приморских снегов и, хотя дул леденящий душу северный ветер, и небо было покрыто суровыми тучами, мы сразу поняли, что скоро здесь будет курорт. Так и произошло, уже часам к двум ночи солнце засияло вовсю и если бы не боязнь быть затертой льдами или раздавленной сотнями нерп и лахтаков, покрывающих эти льды, то остаток дня я бы провела плескаясь в море».

Гыданский заповедник. Истоки Оби — реки великой… Здесь начавшись,
она дойдет до Новосибирска, сохранив свою ширину непомерную
Гыданский заповедник. Топи с болотами.
Из Гыды не сбежать: не пропустят волки, болота затянут…
Гыданский заповедник. Гагара
Гыданский заповедник. Казарка
Морошка цветет — солнечная ягода Заполярья…
Гыданский заповедник. Тундра летом. Пушица и моря морожки
Морошка зреет, сладость набирает —
людям следующую зиму пережить обещает…
Вы не представляете, сколько в морошке сладости — радости,
будто солнечную энергию поглощаешь…
Гыданский полуостров. «Око, зрящее из бездны»

На юге Гыданского полуострова есть несколько небольших озер, которые местные жители стараются обходить стороной. Хоть и богаты их воды рыбой и множество перелетных птиц селятся по берегам, а ни один рыбак или охотник не осмелится там попытать удачу. Да о какой удаче может идти речь, когда неизвестно: вернешься ли невредимым от тех проклятых озер?..

Существуют предания и рассказы очевидцев, что в их глубоких и холодных водах обитают огромные чудовища, прозванные в народе кырба. Не похожи эти твари ни на какого известного зверя или рыбу. «Туловище кырбы — размером со взрослую белуху. А шея бывает длиной до четырех аршин и хвост такой же… Шкура — как у моржей, только темно-зеленого или серого цвета. А вот пасть клыкаста — гуся или собаку целиком проглотить может…»

Свидетели, побывавшие на проклятых озерах, видели в воде «желто или красно око зряще из бездны». При этом предостерегали слушателей: «А как узрело оно тебя — беги прочь без промедления, иначе завлечет и поглотит».

Гыданский заповедник — образ Земли Первых дней творения,
когда Небо еще не рассталось с Водами…
Гыданский заповедник. Восход Солнца
Гыданский заповедник. Солнце, в ночи восходящее, чтобы,
поднявшись чуть-чуть над горизонтом, людей, и здесь живущих, обнадежить обещанием возвращения Света…
Все менятется… Летят туристы в Гыданский заповедник —
туристы в Гыданский заповедник по собственной воле летят…
Обская губа. Ледостав и ледоход для живущих на побережье — время испытаний. Снесет лед пристань — оборвется связь с остальным миром.
Выстоит пристань — жизнь продлится…
Ненецкое поселение на берегу Карского моря. Туристы это явление называют «Чумной жизнью». Жители каменных типовых домов не знают, что, когда ненцы сидят в чуме вокруг огня, они чувствуют
свою соотнесенность со Вселенной…
Зимовье пришельцев из «цивилизованного мира». Когда они уходят, оставляют после себя горы бочек с горюче-смазочными материалами.
Не поднялась рука поставить фотографию с прибрежным кладбищем…
Карское море. За ним — Северный Ледовитый океан.
Чуть дальше — Северный полюс. Туда экстремалы ныне идут
проверить себя на выживаемость.
Вы знаете, это — музыка ветра и льда.
То — застывшие голоса вьюг и метелей.
То — женские голоса. О чем они плачут?
Они плачут о погибших детях…
Миры летят. Года летят. Пустая
Вселенная глядит в нас мраком глаз.
А ты, душа, усталая, глухая,
О счастии твердишь, — который раз?
А. Блок
(здесь не был, не привлекался, скончался от голода в Петербурге)
Что там за холмики на берегу Карского моря?
Могилы петербуржцев с крестами,
которых здесь позабыли, по-человечески даже не захоронили…
Зимой в середине дня, часа на полтора вставало солнце…
Чтобы напомнить о себе и уйти. Не печальтесь, о люди,
такая у нас с вами судьба: встретиться, чтобы расстаться…
Это — друзья. Чудо-друзья всех тех, кто знает Север…
У них особый взгляд — не такой, как у лошадей, что могут взбрыкнуть.
Олений взгляд подавленно-растерянный, умоляющий о защите…
О, туристы, на Север спешите: там Жар-птицы во тьме летают…
Играют с Небом и Землею, а может быть, северянам сострадают…
О, Земля, ты была когда-то Раем. Мы — стражи твои…
Как сердце болит от воспоминаний.

Leave a Reply

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *