ИДЕАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО
 КЛАССИЧЕСКОЙ ЭЛЛАДЫ

ИДЕАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО
 КЛАССИЧЕСКОЙ ЭЛЛАДЫ
(ЕЕ ВЕЛИЧЕСТВО АРИСТОТЕЛЕВА ИЕРАРХИЯ)
Принцип построения любой иерархии — вертикализм. Внизу — минимум определенного качества. Наверху — максимум. И в рассматриваемом случае все, как должно.

Аристотелева иерархия связывает воедино три качества, под воздействием которых рождается ИДЕАЛЬНЫЙ СОЦИУМ:

СВОБОДУ — ЗНАНИЕ — ВЛАСТЬ
СВОБОДА дарует ЗНАНИЕ,
ЗНАНИЕ дарует ВЛАСТЬ.

И это правильно, потому что наличие «властвующего» и «подчиненного начала», по мнению философа, — «Всеобщий закон природы, действующий на всех уровнях: и государства, и отдельного человека, в котором ведут борьбу за целое противоположности — душа и тело, рассудок и чувство».

По Аристотелю, власть над людьми может быть «двоякой: присвоенной (мнимой) и заслуженной духовным превосходством (подлинной)». В Аристотелевой иерархии запечатлено состояние общества, что возникает при достижении «власти подлинной» — даруемой «духовным превосходством».

В моем мозгу тоже возникает… вопрос наивный. С какой точки зрения одна власть подлинна, а другая мнима — с идеальной или реальной? В реальной жизни, все историки то подтвердят, даже в прекрасной Элладе «духовное превосходство» никогда не имело столь решающего значения. В идеале, конечно же, все иначе. В идеале, несомненно, «духовное превосходство» — сила. Значит…

В АРИСТОТЕЛЕВОЙ ИЕРАРХИИ ЗАПЕЧАТЛЕНО
 ИДЕАЛЬНОЕ СОСТОЯНИЕ ЭЛЛИНСКОГО ОБЩЕСТВА,
КОТОРОГО, НА САМОМ ДЕЛЕ, НИКОГДА НЕ БЫЛО.
ЗНАЧИТ, НА САМОМ ДЕЛЕ, АРИСТОТЕЛЕВА ИЕРАРХИЯ -
ТИПИЧНАЯ УТОПИЯ: ТО, ЧЕГО НЕТ 
И НЕ МОЖЕТ БЫТЬ НА ЗЕМЛЕ.
Стагирит этого не знает: нет у него, счастливого, накопленного человечеством опыта оборачивания утопий в антиутопии. Стагирит старательно продумывает свою замечательную иерархию до деталей. Что делать нам? Отринуть печаль и пойти за философом следом, имея в виду не только научный интерес. По-моему, есть в тщательном разглядывании неосуществимых идей что-то особое — тебя лично касающееся, потому что, согласитесь, в душе своей долготерпивой каждый верит в Идеал.

Первая или нижняя ступень Аристотелевой иерархии:
степень свободы — нулевая;
знания недоступны по природным ограничениям;
власти, соответственно, тоже нет —
есть лишь полное подчинение или РАБСТВО.

По Аристотелю, на нижней ступени идеального социума находятся РАБЫ, располагающие «физическими силами, чтобы оказывать помощь
в удовлетворении наших насущных потребностей». Рабы — «одушевленная собственность господина», «активное орудие».

Заметили? Одним махом великий философ снимает проблему исполнения «черной работы»! Современные развитые общества, чтобы решить эту проблему, роботов изобрели, а здесь — в роботов превращены люди. И вы хотите обличить Стагирита в безнравственности? Не спешите, по Аристотелю истоки рабства заложены в человеческой природе. Задумайтесь о том, что говорит философ, задумайтесь, пожалуйста, господа…

«РАБ ПО ПРИРОДЕ — тот, кто может принадлежать другому» (может сам отказаться от свободы — уточнение мое) и «кто причастен рассудку в такой мере, что способен понимать его приказания, но сам рассудком не обладает».

Услышали? В рабство, принято считать, попадают насильно — против собственной воли, что всегда свободолюбива. Аристотель утверждает иное: рабом можно родиться — жить по собственной воле в подчинении, исполнять чужие приказания, не имея ни мыслей собственных, ни желаний. Ужас — хочется закричать: то — навет на род человеческий! Согласитесь, то — страшная правда, которой так трудно смотреть в глаза…

Вторая ступень Аристотелевой иерархии: есть видимость свободы; есть возможность овладеть каким-то умением; нет власти — есть подчинение обстоятельствам.
Здесь действуют РЕМЕСЛЕННИКИ, «живущие от рук своих».

По природе они свободны: их существование самодостаточно, благодаря чему они могут не принадлежать господину, но…
Это — лишь видимость свободы, потому что ремесленник находится в состоянии «ограниченного рабства» или — РАБСКОЙ ПОДЧИНЕННОСТИ ТРУДУ КАК СРЕДСТВУ СУЩЕСТВОВАНИЯ.

Не понятно? Ремесленник рассудком обладает и достаточным, чтобы в результате его умения возникло произведение искусства (например, архитектуры). Проблемы ремесленника — в ПОДЧИНЕН­НОСТИ ТРУДУ КАК СРЕДСТВУ СУЩЕСТВОВАНИЯ! Для него жить — значит трудиться, причем, не выходя из замкнутого круга «дурного однообразия». Грустно, как от любой страшной правды, не так ли, господа?..

Третья ступень Аристотелевой иерархии: есть возможность свободы;
есть необходимость овладеть определенным знанием; есть мини-власть над теми, кому это знание недоступно.

Здесь действуют МАСТЕРА в «практической деятельности», которой они занимаются сообразно полученному ими «прикладному знанию» в конкретной сфере наук и искусств.

Если мастер достигает высокой степени мастерства, он обретает свободу выбора в препровождении времени: хочу — делаю это, не хочу — делаю другое, только всегда что-нибудь делаю, потому что жить, не работая, у меня нет возможности.

Три ступени иерархии, связанные с «деланием вещей» или физическим трудом, исчерпаны. Впереди еще три ступени, соотнесенные с умственным трудом. Вам интересно, благодаря чему происходит разделение физического и умственного труда в Аристотелевом идеальном обществе? Вам интересно, почему РАБ или РАБОТЯГА ПРОСТОЙ никогда не сможет превратиться в ГОСПОДИНА? Все очень просто…

Чтобы быть господином и в прекрасной Элладе, нужно «владеть достаточным состоянием» и свободно распоряжаться своим «досугом».

Чтобы проводить его в праздности? Ни в коем случае! Аристотель считает: «Лишено основания превознесение бездеятельности над деятельностью, так как счастье предполагает именно деятельность». С этим замечательным положением нельзя не согласиться. Есть другой вопрос — откуда может взяться «достаточное состояние»? Ответьте, Великий учитель! Не говорит: обходит молчанием, наверное, затем, чтобы сами догадались. Сейчас попробуем…

Первая догадка. Заработать «достояние» нельзя — рухнет иерархия, если каждый, кому вздумается, будет перепрыгивать со ступени на ступень в зависимости от материального достатка, имеющегося у него на данный момент.

Вторая догадка. «Достояние», достаточное, чтобы не заниматься физическим трудом, дает сама Природа по отпускаемому ею людям «праву рождения». Тех, у кого нет такого замечательного права, Природа привязывает к зарабатыванию средств существования как к вечному наказанию. Природа вынуждает человека таскать это тяжкое, рабское, ярмо в течении всей своей жизни земной.

Третья догадка. «Рассудок» — основу «разумной инициативы», тоже дает людям сама Природа по «праву рождения» или по «воле случая» — себе на забаву. Тех, у кого нет такого замечательного права, Природа наделяет «первичной способностью понимать чужие приказания». Значит…

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНАЯ ИЕРАРХИЯ 
АРИСТОТЕЛЯ
ДЕРЖИТСЯ НА СВЕРХЪЕСТЕСТВЕННОМ,
ДЛЯ УМА НЕПОСТИЖИМОМ,
НАЧАЛЕ: В НЕЙ ВСЕ — «В РУКАХ ПРИРОДЫ» (ИЛИ БОГОВ?).

ССЫЛКА «НА ПРИРОДУ» ЛИШАЕТ ЧЕЛОВЕКА
 СВОБОДЫ ВЫБОРА,
А СООТВЕТСТВЕННО, НЕ МОЖЕТ НЕ ПРЕВРАТИТЬ КОНСТРУИРУЕМОЕ ФИЛОСОФОМ ИДЕАЛЬНОЕ ОБЩЕСТВО В МЕРТВУЮ СИСТЕМУ — ЛИШЕННУЮ ЖИЗНЕННЫХ СИЛ.

Это так печально, потому что есть в Аристотелевом детище проникновеннейшие прозрения. И какие! Они — как идеальное (увы!) руководство к действию, на достижение Добра направленное…

По Аристотелю рассудок — всего лишь возможность, конечно же, «полученная по природе».

По Аристотелю обучение — не простое узнавание нового, а «совершенствование в мыслительной добродетели», что позволяет природную возможность осуществить на деле.

По Аристотелю «видимый результат» обучения —
не количество выученного,
а «умственная и нравственная сила»
или то «оружие», которое «дала природа человеку,
чтобы он пользовался им, как велит стремление к благу».

Согласно этим представлениям, четвертая — шестая ступени Аристотелевой интеллектуально-деятельностной иерархии отличаются следующими особенностями: есть ПОДЛИННАЯ СВОБОДА —
независимость от работы как средства существования; есть ДЕЙСТВЕННЫЙ РАССУДОК, позволяющий овладеть знанием любого уровня, вплоть до «чистого созерцания»; есть ВЫСШАЯ ВЛАСТЬ, которую дарует «замысел о благе», позволяющий управлять другими членами социума,
«разумной инициативы лишенными».
Все это свойственно ГОСПОДАМ — носителям интеллекта,
осмысляющего и организующего жизнь социума.
Вот как сложно быть ГОСПОДАМИ!
Вот как важно каждому обществу иметь, хотя бы прослойку,
состоящую из ПОДЛИННЫХ (АРИСТОТЕЛЕВЫХ) ГОСПОД!

На четвертой ступени господа осуществляют множество интел­лектуально-управленческих деятельностей, опирающихся на «высшее знание» обо всем, что относится к определенной сфере наук и искусств. Например — к архитектуре, где теоретизирует (идеи, замыслы рождает) архитектор. Зодчий строит. Чистый архитектор-теоретик пишет трактаты об «определенном благе» или о том, что «наилучшим образом соответствует области архитектуры как таковой».

На пятой ступени иерархии господа осуществляют особую интеллектуально-управленческую деятельность — государственную, что опирается на «важнейшую науку», «объемлющую собой все другие», ибо в ее ведении находится «высшее благо народа и государства».

На шестой, самой верхней, ступени Аристотелевой иерархии господа занимаются философией или чистым «созерцанием всей природы вещей». Стагирит утверждает: «созерцательная жизнь выше той, что соответствует человеку, потому что в ней присутствует нечто божественное. И если ум божественен, то и жизнь, подчиненная уму, божественна в сравнении с человеческой жизнью». Философия или «созерцание первооснов» или «знание природы всех вещей», по Аристотелю, составляет «наивысшее блаженство», «совершенное счастье». Она позволяет достойному «возвыситься до бессмертия» — стать как Боги…

Так, вот в чем твоя вина, бедный Гипподам! Сидеть бы тебе на своем четвертом уровне, занимаясь теоретизированием по частному поводу, а ты… Ты нарушил принцип вертикализма, свойственный идеальной социальной иерархии, продуманной до мельчайших деталей! Каким должно быть идеальное государственное устройство, может судить лишь философ. Слово государственного мужа, имеющего опыт в управлении государством, тоже выслушать полезно, особенно, если он склонен к созерцанию первооснов. Все прочие теоретики не должны выходить из сферы своей деятельности. «Табу!» — сказал Великий философ: «Табу: идеал превыше всего того, что могут предложить реалии! Только чистый интеллект способен постичь и родить Божественный замысел!»

ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО-ДЕЯТЕЛЬНОСТНАЯ
 ОРГАНИЗАЦИЯ
 ИДЕАЛЬНОГО СОЦИУМА
 (ПО АРИСТОТЕЛЮ)
VI уровень — чистый интеллект
ФИЛОСОФИЯ —
чисто интеллектуальное созерцание «природы всех вещей».

V уровень теоретизи­рования об общем
ГОСУДАРСТВЕННАЯ ИНТЕЛЛЕКТУ АЛЬНО- УРАВЛЕНЧЕСКАЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ, опирающаяся на «высшее знание» о «высшем благе народа и государства».

IV уровень теоретизи­рования о частном
МНОЖЕСТВО ИНТЕЛЛЕКТУАЛЬНО­УПРАВЛЕНЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЕЙ, опирающихся на «высшее знание» обо всем, что относится к определенной области наук и искусств.

III уровень мастерства
МНОЖЕСТВО ПРАКТИЧЕСКИХ ДЕЯТЕЛЬНОСТЕЙ, опирающихся на «прикладное знание» в конкретной сфере наук и искусств.

II уровень умения
РЕМЕСЛЕННЫЙ ТРУД — исполнительный по своему характеру.

I уровень — вне рассудка

РАБСКИЙ, ЧИСТО ФИЗИЧЕСКИЙ, ТРУД, не требующий «участия рассудка».

Вы заметили, что сделал с человеком Аристотель?! Он отдал его жизнь, такую сложную и многообразную, в подчинение умозрительной конструкции! Веря в «божественность человеческого разума», он сам попал в мертвую петлю «высшего рабства»…

С предельной формы рабства, по Аристотелю, начинается ПУТЬ ПОЗНАНИЯ: нет ничего — ни желания свободы, ни попыток развить рассудок, человек живет в полной духовной слепоте, представляя собой бездуховную материю или плоть, наделенную и осуществляющую «первичные потребности».

Стремясь к свободе, знанию и власти над людьми, человек поднимается на ступень «высшей духовности», что оказывается, как чистосердечно признается Аристотель, той же — предельной формой «высшего рабства»…

Для человека, достигшего «высшей духовности», нет ничего, что было бы ценнее, желаннее, благостнее, чем удовлетворение жадного стремления к прозрению. Рассудок, развившись невероятно, превращает человека в «мыслящую машину» — производящую «замыслы».

Такой человек живет, чтобы мыслить, входя в обольщение возможностями собственного разума, способного отнять у Природы все тайны — даже те, что губительны для человеческого рода, для Природы.

Земное создание — человек, живет в убеждении, что «замысел — это и есть создатель», а значит, он — Человеко-Бог, творящий Счастье, проливая на всех, погрязших в Темноте, потоки Света.

О, «наивысшее блаженство»! О, «совершенное счастье»!
Прочь все покровы с Матери Природы!
Мифы говорят, снимать покровы с Богини Природы нельзя: созерцание Божественной истины для человека смертельно! Глупости плетут эти детские мифы:

ПОЗНАНИЕ — ИСТОЧНИК СЧАСТЬЯ, БЛАГА, ДОБРА!

Повезло Аристотелю, что он — «древний грек» и ему еще не известно то, что стало потом, когда рационально-материалистическая культура уже набрала жизненный опыт длиной в 2.5 тысячи лет.

Ах, как повезло великому Аристотелю, что он лишь родил замысел ГОРОДОВ ВСЕОБЩЕГО СЧАСТЬЯ, оставив другим возможность разби­раться с проблемой оборачивания всего и вся своей противополож­ностью: Света — Тьмой, Правды — Ложью, Добра — Злом, Счастья — Горем!

Жаль, что не знал Аристотель, как ему повезло! И однако, прежде чем сочувствовать кому бы то ни было, нужно рассмотреть, что представляет собой предмет, вызвавший такие стенания…