СОДЕРЖАНИЕ 
ЧЕТЫРЕХ СТУПЕНЕЙ 
ОБРАЗОВАТЕЛЬНОЙ СИСТЕМЫ

Определим содержание четырех ступеней, по которым должен подняться взрослеющий человек. Начнем определение, как положено,  от обратного — программ, предлагаемых другими. Как в них учтено своеобразие возрастного мировосприятия-мироощущения детей, изучающих историю?

Преобладающее большинство авторских, экспериментальных программ, разрабатываемых учителями петербургских школ для раз­личных классов, оснащены одной единственной “педагогической тех­нологией” — последовательным погружением учеников во все .большее количество сообщаемых фактов и дат. Кто, для кого, когда, из чего и как сделал? Кто, где и когда жил, что говорил, написал и умер? Какие события происходили тогда-то и там-то?

Школьники, и студенты тоже, ввергаются в Хаос конкретно- ма­териального знания обо всем и вся. Хаос этот — не просто разжиженная материя из фактов. Нет, он состоит из логических примитивов, в буйст­ве самоценности налетающих друг на друга. То — факты, встроенные в одномерно-жесткие хронологические ряды: временные оси с точками- датами на них. То — факты, рассаженные, как в зоопарке, по ячейкам двухмерно-жестких классификационных таблиц. И так из года в год, в бесконечном извержении не соотнесенных друг с другом частностей.

Все делается, будто специально, вопреки закону восприятия Понятийных структур. Согласно закону, качественно однотипный повтор, разнообразящийся лишь количественно, имеет предел насыщения, за которым лежат, на выбор, два разнонаправленных пути. Равно тупико-  вых. Один путь уводит от Прошлого, что опасно. Другой — затягивает в него, как болезнь, разрывающая связи с Настоящим.

От постижения Прошлого уводит уверенность, что все известное — уже известно, ибо новые факты ничего принципиально нового не да- ‘ ют. Самый распространенный тому пример… О “пути из варяг в греки” рассказывается в 1 классе, когда, что “варяги”, что “греки”, все — одно. В 6 классе рассказывается о том же, только шире — глубже, но — без долж­ного эффекта, потому что острота первого впечатления уже ушла. В 10 классе — опять о том же, только еще шире — еще глубже, как будто спе­циально, чтобы досмерти надоели и “варяги”, и “греки”. Да…

Последовательное расширение
количества сообщаемых фактов опасно:
оно может дать результат, обратный желаемому —
поверхностное всезнайство с пренебрежительным отношением ко всему,
включая историю царственного Града.

К полному уходу в Прошлое ведет попытка восстановить доподлинность Былого. Безнадежная попытка. Прошлое — то, что было и про­шло, оставив людям в назидание Сущность произошедшего, запечат­ленную в памятниках культуры. Попытайтесь понять Сущность того, что было, есть и будет. Нет! И появляется очередной факт, рассказываю­щий сам о себе. Плоский и пустой — вне связи с общей картиной. Урод­ливый — в свете текущих заблуждений.

Смиритесь, люди, нельзя знать все обо всем и вся.
Необходимо знать главное:
те факты, что проливают свет на целостную картину,
в которой связаны воедино
Прошлое-Настоящее-Будущее.
Подлинная образованность —
сочетание фактологической обстоятельности
с умением видеть Сущность того,
что называется Историей.

Однозначно-жесткое логическое мышление, насильственно навя­зываемое детям в Начальной школе, губительно для развития способ­ностей человека, становящегося, незаметно для желающих ему только добра, механистической одномерностью, ‘безумной логикой”.

Учитель совершает святотатство, перерубая элементарными ло­гическими операциями, сосредоточенностью на однозначном запоми­нании фактов, полноту естественных связей человека с Мирозданием. “Не сметь калечить” — та заповедь, которой должен придерживаться каж­дый, берущий на себя ответственность за человека.

Я не раз спрашивала своих слушателей — почему и когда школа теряет детей? Таких восхитительно-мудрых вначале; все понимающих сердцем и умом. Позднее — ничего не помнящих, ни к чему не стремя­щихся. Что происходит — в школе они, действительно, перестают ду­мать? А может быть, в школе они перестают чувствовать? А может быть, они просто прячутся от учителей, в чем-то оскорбляющих чувство их собственного достоинства? Никто из слушателей ни разу не допустил мысли, что дело — в самих учителях, обучающих детей не тому и не так. Все говорили о сложностях подросткового периода. Привожу пример из собственного опыта общения с дошколятами…

Я показываю малышам Неву, какой она была в тот момент, когда ее впервые увидел царь Петр. Спрашиваю — “Как возник наш Город?”, и жду, боясь услышать нечто, привычное до слез…

Отвечает самая тихая девочка. Отвечает, не ведая, что воспро­изводит самые тонкие замечания самых наблюдательных свидетелей Петровых деяний: «Он увидел реку, полюбил ее и подарил ей Город”.

Какое счастье, став взрослее, она сможет понять, что столь совершен­ное художественное произведение, как Петербург, и не могло возник­нуть иначе, чем под воздействием Красоты. И что, вообще, для русской души Красота — основная данность существования. А при нынешних ус­ловиях восприимчивость к Красоте, возможно, — единственная надежда     ]
на духовное возрождение россиян…

Самая умная девочка — уже где-то учившаяся, громко возмуща­ясь, утверждает, что все было совсем иначе: царь Петр “рубил окно в Европу’… Сказала-таки. Какое несчастье, для нее уже потерян непосредственный контакт с Природой. Она уже старательно вспоминает то, что ей представили взрослые в виде Абсолютной истины. Где ей понять, что формула, восторженно повторяемая по любому поводу, чу­довищна, как любая чисто умозрительная, внеприродная, конструкция? И с какой стати ей сомневаться в сказанном всеми любимым поэтом, вернее — повторенном им вслед за Альгаротти?

Понять и засомневаться нужно нам самим. Пожалуйста, вслушай­тесь в пушкинскую фразу — у нее совсем иной смысл: ‘Природой здесь нам суждено в Европу прорубить окно”. Воображение, свойственное лю­дям, травмированным “железным занавесом”, сводит смысл фразы к образу бесноватого Петра с топором в руках. На самом деле все совер­шает представительница сил Природы — красавица Нева, втекающая в Море, связывающее, как Морю и положено, все страны Европы в одно целое. Никаких чудовищ, лезущих на стену, нет й в помине. Напротив, поэт утверждает, что все должно соответствовать Природе. И полити­ческие цели тоже.

В навязываемом детям прочтении знаменитой фразы прячется страшный симптом болезни, поразившей наше общество, будто в нака­зание за потерю связи с Естеством… Симптом утверждает: когда уходит полнота мироощущения, в сознании людей обильно расцветают вымороченно-умышленные теории — одномерки. Вывод?..

Человек воспринимает Мир и логически, и эмоционально. Если так, изучение общечеловеческой культуры должно обеспечивать раз­витие обеих сторон естественного для человека мироощущения.

Нет — только логике, умерщвляющей поэзию Мира.
Нет — только эмоциям, рождающим слепую любовь.
Да — постижению Мира сердцем и умом.

Так — нельзя, так — нельзя тоже. А как, все-таки, можно? И на каких именно образовательных ступенях?

Когда мне трудно в чем-то разобраться, я читаю Библию — одну из самых поэтичных и глубоких книг, в русле которой развивалась рус­ская культура в течение последнего тысячелетия. В Библии рассказы­вается, как создавался Мир. Значит, в этой же книге рассказывается и о том, КАК человек должен этот Мир познавать.

Как? Повторяя Пра-действия в акте Со-творчества?..

Открываем Библейские чтения…

“Господь Бог образовал из земли всех животных
и привел к человеку, чтобы видеть, как он назовет их,
и чтобы, как наречет человек всякую душу живую,
так и было имя ей”. “И нарек человек имена…”.

Господь Бог образовал из целого — Земли, множество частей — “тварей” (со-творенных им). Господь Бог предоставил человеку (тоже со-творенному им из Земли) право дать всем остальным “тварям” име­на. Зачем он сделал это? С какой целью? Чтобы Первый человек на Земле, дав всему и вся имена, закрепил тем самым особость положе­ния человеческого рода, ответственного за все, Богом сотворенное, а им названное?..

Если так, освоение Мира должно начинаться с узнавания имен, данных предшественниками. В этом — главный способ постижения об­щечеловеческого опыта. В том же — передача ответственности за все названное череде следующих друг за другом поколений людей.

Называнием — узнаванием, как известно, акт Творения не закон­чился, а потому — продолжаем Библейский чтения…

“И сказал Бог: да будет свет. И стал свет.
И увидел Бог свет, что он хорош;
и отделил Бог свет от тьмы.
И назвал Бог свет днем, а тьму ночью.
И был вечер, и было утро: день один”!

Господь Бог не только создал из целого множество земных час­тей, а человек дал сотворенному Богом название. Господь Бог опреде­лил ЗАКОН ЗЕМНОГО БЫТИЯ, отделив одну ВСЕЛЕНСКУЮ СУЩ­НОСТЬ (“хорошую») от другой (“плохой”) и задав ритмику их чередова­ния. Зачем он сделал это? С какой целью? Чтобы человек умел отли­чать, что есть хорошо — БОЖЕСТВЕННО, а что есть плохо…

Значит, освоение Мира должно включать в свой состав две не­пременные ступени. Низшую — позволяющую ориентироваться во внеш­не видимом. Высшую — позволяющую ориентироваться в Сущности про­исходящего, прячущейся в глубине, недоступной для поверхностного взгляда. Узнавая имена конкретного, материального, видимого, поко­ления людей постигают реальный человеческий опыт. Узнавая наиме­нование и содержание Сущностей, люди постигают Нравственные за­коны бытия.

Отличительное свойство Русской культуры —
ее обращенность к глубинам человеческой души
в поиске ответов на Вечные вопросы:
о Совести, о Нравственности — внутренней чистоте…

В изгнании постижения Сущностей из учебного процесса — траге­дия нашего образования. Похоже, оно еще долго будет твердо стоять на твердокаменных позициях сугубо материалистического мировоззре­ния, будто не замечая, ЧТО происходит в результате.

Что происходит? По вине нынешней школы, стремящейся к со­вершенствованию образования за счет пополнения суммы знаний, че­ловек будет продолжать оставаться БЕЗ НРАВСТВЕННОСТИ. Очень трудно вспоминать, но нельзя скрыть от других мой страшный опыт…

В художественный лицей при институте имени Репина принима­ют шестиклассников, набиравшихся знаний в других школах. Обычно, это — художественно одаренные дети и, как я смогла убедиться, очень хорошо знающие свой город. Представив шестиклассникам Петровский период в жизни Города, я закрепляю пройденное в игре, веря, что имен­но в этом непредсказуемом действе, может раскрыться то, что непре­менно спрячется при простом опросе.

На высокие табуреты-троны усаживаются три девочки, вызвав­шиеся представлять царя Петра. Остальные шестиклассники — потом­ки, наделенные правом вершить Суд времени. Каждый “Царь” сообща­ет “громким голосом”, что сделано Петром во Благо своего Отечества. Победа над Швецией и строительство Петербурга. Создание флота и армии. Введение профессионального обучения. “Потомки” кричат “Ви­ват!” и аплодируют. Обвинители, несмотря на одобрение, задают “Ца­рю” вечный вопрос — как он смог “топь костями забутить?” И начинается непредсказуемое…

Внешне очень симпатичная девочка, знающая удивительно мно­го фактов из истории Петрова времени, начинает защищать право Ве­ликого человека на истребление своего народа во имя Великих целей. “Ведь, никто бы не поехал по собственной воле строить город в таких тяжелых условиях, значит нужно было их заставить силой. Умирали? Ну и что из того, зато возникла такая красота”.

Вовлеченные в ее страшную статистику одноклассники, вместо того, чтобы возражать, начинают разрабатывать получающуюся карти­ну в жутких, апокалиптических, образах. “Вы не думайте, что топь очень глубокая. Внизу — слой костей, выше — камней, которые было велено доставлять в Петербург со всей страны, а еще выше — дворцы и церкви красивые”.

Чтобы как-то остановить дьявольщину, я попросила всех, кто хо­чет “лечь костьми”, пересесть на одну сторону, а других, кто хочет вос­пользоваться таким “Благом”, — на противоположную. Дети стали прихо­дить в себя. Какой-то мальчик, ранее молчавший, сказал, что Петр лю­бил свой народ и ему очень жаль Царя, что он был вынужден так посту-пить. Опять зазвучали, теперь уже жалостливые, оправдания Вседо­зволенности во имя Великой цели.

Что это за дети?.. Судя по петербургским романам Федора Ми­хайловича Достоевского, самые что ни на есть доподлинные петербуржцы, считающие, что “все дозволено, если цель хороша”.

Что это за дети?.. Судя по недавнему опыту, самые что ни на есть доподлинные советские люди, считающие, что человеческая жизнь не имеет цены. И еще, считающие, что кто-то имеет право “думать за них”. Девочка с обостренно выраженными тоталитарными наклонностями, тре­буя слова, кричала на своих одноклассников: “Дайте я скажу, а то буде­те сами думать!”.

Что это за дети?.. Люди, в образовании которых был упущен глав­ный момент — нравственный. Их учили знать факты, даты и цитаты, пре­ступно забыв, что у детей, запоминающих все это обилие внешних при­мет Времени, есть душа, для развития которой необходимы иные све­дения, иные размышления. И дети, просмотревшие в свой*“чистый пе­риод» жизни голубой экран со стрельбой и сексом, остались беззащит­ными перед Злом.

Вам не кажется, что мы виновны перед ними? И особенно винов­ны те из нас, которые взяли на себя Высокую миссию учителя?

Что делать?

Учителям, работающим с дошкольниками и детьми начальных классов, необходимо учиться у них видеть то, что лежит на поверхности и прячется в глубине. Необходимо учиться у них слышать то, что произ­носится вслух и скрывается в тишине. Необходимо учиться всему этому у малышей, наблюдая за открытой глубинным постижениям детской душой. Позднее она может спрятаться, укрыться от грубой назидатель­ности взрослых, даже от внешних впечатлений. А укрывшись, начать впускать в себя самое низменное, инстинктивное, дочеловеческое. И произойдет это по вине учителей. Только по их вине. Собираем все за­преты и долженствования воедино…

I ступень еще дошкольного образования заключается
в обеспечении ориентации во внешне видимом Мире
через формирование эмоционально-окрашенных понятий,
первичных знаний-умений, а главное — нравственных чувств.

Содержание дошкольного образования имеет смысл свести
к называнию-узнаванию предметов и лиц в логической игре,
направляющей фантазию ребенка на активное восприятие Мира
через понятия МОЙ, МОЯ, МОЕ — РОДНОЕ:
мой дом, улица, река — мой Город, Санкт-Петербург,
который строили такие-то зодчие,
в котором жили и живут такие-то люди,
включая меня самого, моих родственников и предков.

II ступень уже школьного образования (1-3 классы)
заключается в первом нравственно-эстетическом
постижении-касании Сущности происходящего на Земле.

Главная цель прикосновения к таинствам —
ощущение “ЗОВА НЕПОСТИЖИМОГО”,
что сохраняет силу в течение всей человеческой жизни.

Главное средство достижения цели —
удивление перед неожиданно раскрывающимися
пространственно-временными масштабами Мироздания.
МОЙ ГОРОД — СТРАНА — ЗЕМЛЯ — ВСЕЛЕННАЯ.
ЖИЗНЬ ДО ТОГО, КОГДА НЕ БЫЛО НИЧЕГО,
ДАЖЕ ФАНТАСТИЧЕСКОГО ГРАДА НЕ БЫЛО, И ВДРУГ…
На этой образовательной ступени должны стать “моими”
не вещи и люди, а Пространство-Время,
позволяющее ощутить место Человека в Мироздании.

Главная форма осуществления цели —
сказочная очеловеченность всего происходящего с Городом.
Можно назвать эту форму и мифологической, где “миф» —
“познанная тайна Бытия и нечто предугаданное в нем”.

Каково содержание дальнейших ступеней?

Есть у Максимилиана Волошина поэма-трагедия “Путями Каина”, ^ написанная им в 1922 году. Точно и жестко рассказывается в ней о Сути и сегодня происходящего, и в сфере образования тоже. Мысленно, я подбираю к каждому из сюжетов волошинский эпиграф, но не могу вос­произвести — страшно становится. Эпиграф к следующей части не вос­произвести нельзя…

Мир — лестница, по ступеням которой
Шел человек…
И каждая ступень
Была восстаньем творческого духа.

Содержание дальнейших образовательных ступеней должно быть изучением истории “человеческого мятежа”! Подвигнувшего людей на покорение Естества, включая свое собственное. Подвигнувшего людей на создание “Второй природы”, что обещала стать равной Божествен­ной и не стала. Подвигнувшего на непрерывное во времени “восстанье творческого духа”. Почему???

Лишь два пути раскрыты для существ,
Застигнутых в капканах равновесья:
Путь мятежа и путь приспособленья.
Мятеж — безумие;
Законы
Природы — неизменны.
Но в борьбе за правду невозможного
Безумец —
Пресуществляет самого себя.
А приспособившийся замирает
На пройденной ступени. Зверь
Приноровлен к склонениям природы,
А человек упорно выгребает
Противу водопада, что несет
Вселенную обратно в древний хаос.
Он утверждает Бога — мятежом,
Творит — неверьем, строит — отрицаньем,
Он зодчий,
И его ваяло — смерть.
А глина — вихри собственного духа.

Накопив исходный опыт представлений об окружающем Мире, на­копив некий, весьма существенный, как все изначальное, опыт нравственно-эстетических постижений, взрослеющий человек, несомненно, может подняться на следующий образовательный уровень, состоящий из двух, содержательно непрерывных, ступеней. Почему ступеней — две? I Может быть, четвертая и не нужна совсем?

Я думаю, внутренние различия должны быть и, очень похоже, сво­диться они должны к раскрытости вопроса — “Почему было то, что было, есть сейчас и будет потом?”. Сначала, вопрос этот может быть чуть слышим в фактологической констатации событий, возникающих во вре­менной глубине. Затем, по мере приближения к рассмотрению совре­менной ситуации, по мере взросления души, вопрос этот должен стать наиглавнейшим.

Третья ступень нужна, чтобы придать необходимую основатель­ность постижению опыта, накопленного человечеством. Или — придать основательность собственно историческому знанию.

Четвертая ступень нужна, чтобы поднять учащихся на тот уро­вень духовного развития, где формируются зачатки особого ИСТОРИ­ОСОФСКОГО ЗНАНИЯ. Четвертая ступень — начало самостоятельного и бесконечного во Времени постижения Божественных истин. Что есть Добро и Зло, Правда и Ложь? В чем сила Красоты? Четвертая ступень — исполнение смысла образования…

Сводим положения-предположения в систему…

III образовательная ступень (5-9 классы) —
изучение истории Мировой культуры,
проецируемой на петербургский период в жизни России,
где моё, родное — ЧАСТЬ ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОГО,
ЧАСТЬ ВСЕЛЕНСКОГО.

Цель: формирование главной в жизни человека
духовной потребности — стремления к пониманию
СУЩНОСТИ ТОГО, ЧТО БЫЛО, ЕСТЬ И ПРЕДСТОИТ.

Средство: интеграция предметов гуманитарного цикла,
что рассказывали бы о целом — накоплении людьми опыта,
называемого ОБЩЕЧЕЛОВЕЧЕСКОЙ или МИРОВОЙ КУЛЬТУРОЙ…

IV образовательная ступень (10 -11 классы) —
изучение современной истории Мировой культуры,
где САНКТ-ПЕТЕРБУРГ — не просто Город на Неве,
а СРЕДОТОЧИЕ МИРОВЫХ ИДЕЙ, ОБРАЗОВ И СУДЕБ.

Цель: Закладка основ ИСТОРИОСОФСКОГО МЫШЛЕНИЯ,
что позволяет увидеть действие великих закономерностей
Земного бытия и течения Исторического времени.

Средство: затягивание в поиск сущностного знания,
завораживающе-неисчерпаемого, как он —
«блистательный и трагичный” Город, что “непостижим”.

Результат — осуществление поставленной цели:
становление представлений о Мире и месте человека в нем.

Хотите сказать — слишком долог и сложен путь к преображению?
Какому преображению — «ленинградца” в «петербуржца”?

Повторяю, цель предлагаемой образовательной системы — в ином: в формировании МИРОВОЗЗРЕНИЯ с помощью фантастического Гра­да, что пришел в этот Мир, не потому что, а ЗАЧЕМ-ТО…

Санкт-Петербург — концентрация самых высоких напряжений:
и религиозно-философских, и нравственно-эстетических,
и, лишь потом, профессионально-творческих,
и, уж совсем потом, житейско-бытовых.
Лучше не касаться Санкт-Петербурга,
не стремясь к постижению его неисчерпаемых глубин.
Лучше не требовать от него того, чего нет силы взять.

Сводим воедино все содержания, цели, средства и результаты, определяющие специфику каждой из четырех ступеней, а тем самым, уточняем простроенную ранее модель четырехступенчатого, интегри­рованного, дошкольно-школьного образования, нанизанного на историю Санкт-Петербурга, как на стержень…

ЦЕЛЬ:

начало становления МИРОВОЗЗРЕНИЯ,
необходимого для духовной зрелости человека

IV образовательная ступень (10 -11 классы):
закладка основ историософского мышления
в изучении современной истории Мировой культуры

III образовательная ступень (5 — 9 классы):
возникновение представления о Всеединстве
в изучении истории Мировой культуры, рассматриваемой
в фактологической доскональности и достоверности.

II образовательная ступень (1 — 3 классы):
ощущение “зова непостижимого”
в формировании начальных
нравственно-эстетических представлений

I ступень дошкольного образования:
ориентация во внешне видимом мире
с помощью формирования эмоционально-окрашенных понятий

СРЕДСТВО:

ПОСТИЖЕНИЕ ИСТОРИИ МИРОВОЙ КУЛЬТУРЫ
В ПРИВЯЗКЕ К САНКТ-ПЕТЕРБУРГУ —
средоточию Мировых идей, образов и судеб

Чтобы заложенный в предлагаемой образовательной системе “по­ложительный потенциал” стал возможным, необходимо проделать еще две методологические разработки.

А потому, продолжаем построения…